Сражавшийся за родной Азербайджан русский парень: «У оккупантов не было отчаянного сопротивления»

Сергей Сачков принимал участие в боях за освобождение оккупированных земель во время второй Карабахской войны. Награжден двумя медалями — за освобождение городов Физули и Ходжавенд.

В 2019 году, после учебы в Казахстане, где он получил ученую степень магистра радиотехники и телекоммуникаций, вернулся в родной город и был призван на срочную службу в ряды Азербайджанской армии.

В октябре 2020 года Сергей должен был вернуться домой, но произошло то, чего никто не ожидал – война. Подробно о своем участии в Карабахской войне Сергей Сачков рассказал в интервью Sputnik Азербайджан.

Как все началось

— До последнего никто из нас не хотел верить в то, что начнется война. Мы надеялись, что все разрешится мирным путем. Я был назначен связистом своей артиллерийской батареи по роду образования, владел всеми типами раций. Единственным моим минусом был низкий уровень владения азербайджанским языком.

Но поскольку моя задача состояла в приеме и передаче команд и приказов, которые отдавались исключительно на азербайджанском языке, пришлось в кратчайшие сроки овладеть и этим навыком. Было сложно, но необходимо. Экстремальные условия заставляют человека вскрывать все свои возможные и невозможные ресурсы. А война — более чем экстремальная ситуация, это другая система временного измерения, здесь перестраивается система ценностей в голове и в душе каждого, кто слышал звук вылетающего снаряда… в твою сторону. Здесь каждая минута, каждое слово может стать последним.

Все началось 27 сентября в 7:27 – прозвучала команда «ОГОНЬ!» Я, как радист, услышал ее первым и передал командиру. Командир переспросил меня трижды. Но, увы, я не ошибся. Затем мы увидели падающий армянский дрон, и наши надежды, что команда «огонь» — учебная, растаяли, как и силуэт этого дрона на пока еще голубом небе. Открылась новая страница в жизни каждого из нас и в жизни нашего народа в целом. Нас не охватил ни страх, ни паника, наоборот, в кровь хлынул адреналин, и мы двинулись вперед хладнокровно, целенаправленно и профессионально.

Самые сложные бои

— Наша батарея шла от Физули, Джебраила, Ходжавенда до города Шуша. В Физули было трудно пробиться в сторону Джебраила. В Ходжавенде же прошли 60% битвы с нашей стороны. Там было труднее всего. Именно в Ходжавенде враг выставил самое сильное свое оружие. До этого, на мой взгляд, у них не было такой сильной техники и такого отчаянного сопротивления. Несмотря на это, мы были уверены в своих силах.

Боевые товарищи

— За время службы у меня со многими завязались дружеские отношения. Я увидел людей разных и разными. Я уже говорил, что в условиях постоянной угрозы жизни у человека автоматически перестраивается система приоритетов. Мы начинаем ценить простые мелочи.

Однажды на стоянке в одной из деревень я проснулся и увидел у своих ног стопку книг на русском языке. Я был удивлен, откуда они взялись. Оказалось, их принес боец, которого мы все считали угрюмым нелюдимым одиночкой. Он аккуратно собрал эти книги, не выбросил, не разжег ими огонь, а принес их мне, ведь я был единственным русским в полку и мог прочесть эти книги. Было вдвойне удивительно видеть застенчивую улыбку на лице «одинокого волка», когда я его поблагодарил за проявленное внимание.

Была и боль, и отчаяние. Известие о гибели офицера Заманлы стало для меня шоком. С этим человеком мы познакомились на одном ночном «мирном» дежурстве. Он угостил солдат шоколадом. Он запомнился мне молодым, улыбчивым, щедрым парнем. Мир его душе. Терпения и сил его семье. Тогда погибли многие, и я впервые задумался о планах Бога на нашу жизнь.

Мне тоже пришлось услышать слова Бога из уст моего командира. Мы только прибыли на новое место дислокации, и нам четверым было поручено разбить полевую кухню. Мы приступили к заданию, но через некоторое время нашему командиру бросилась в глаза наша форма, которая отличалась от общего цвета. В этом не было острой необходимости, но он приказал нам немедленно переодеться. Мы пошли за формой к машине и уже на пути услышали звук выпущенного снаряда с вражеской стороны, легли на землю. И уже после обстрела, на месте нашей кухни мы обнаружили огромную зияющую яму от снаряда. Сердце защемило.

Окончание войны

— Это было ночью 10 ноября. Я был на посту, стрельба не прекращалась, мы все привыкли к этому звуку, и вдруг вокруг все стихло. Это было в три или четыре часа ночи. Наступила непривычная тишина и томительное ожидание. И вдруг темное небо пронзили красные огни трассирующих пуль, выпущенных в воздух. Это было похоже на салют, и вызвало в сердце робкую надежду. И тут на мою рацию поступила новость: «ПОБЕДА!». Меня, как и в первый день войны, переспрашивали сотни раз. «ДА! Победа!» — мы кричали от радости, слезы наворачивались на глаза. Мы тоже выпустили в небо победные автоматные очереди за нас, за наших погибших братьев, за всю нашу страну, за жизнь.

Мы еще месяц оставались на своих позициях, готовые принять бой, идти в наступление, но слава Богу, не пришлось, мы вернулись в свою часть. Новобранцы встречали нас, размахивая флагами. А еще через три месяца я, наконец-то, смог вернуться домой. Вместо положенного года я отслужил полтора, из которых 44 дня — на грани жизни и смерти.

Домой я вернулся без предупреждения. Это была безумно радостная и долгожданная встреча с родителями и друзьями.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button